Заговор Соломона Плонского

– Пятая графа –

Август, 2008

(Из книги Ф. Канделя “Очерки времен и событий” )

1822 году особый комитет в Варшаве, который занимался проверкой почтовых корреспонденции, перехватил два письма на имя варшавского еврея. Подозрение вызвало место отправления – Турция, Стамбул. Письма вскрыли, с грубыми ошибками перевели с еврейского на французский язык, и наместник Польши великий князь Константин немедленно отправил их в Петербург, императору Александру I. В сопроводительной записке великий князь сообщал: “Письма написаны лицом, которое исполняет какую-то миссию в Святой Земле. Из писем следует, что этот человек как бы питает надежду на восстановление Иерусалима и на образование там еврейского государства. Как только автор этих писем появится в польском крае, я немедленно прикажу его арестовать”.

Автором писем оказался старый еврей Соломон Плонский, который извещал своего зятя в Варшаве о благополучной поездке в Святую Землю. В одном из писем была приведена цитата из Библии: “Кто сеет со слезами, будет пожинать с радостью”, – и в особом комитете эту цитату отметили как чрезвычайно подозрительную. Но самое большое подозрение вызвала такая фраза: “Новости, которые я привезу с собой из Святой Земли, воскресят надежду и радость в сердцах верующих; царство народа еврейского уже недалеко, а иерусалимская молодежь и жители Иерусалима помогут возродить Сион”.

Знающий человек сразу бы понял, что Соломон Плонский утешает себя и своих близких скорым пришествием избавителя – Мессии, но в Варшаве тут же решили, что польские евреи, очевидно, состоят в заговоре с турецким султаном, чтобы восстановить в Палестине еврейское государство, а Соломон Плонский – агент этого тайного общества. И лишь только он приехал в Варшаву, как его тут же арестовали и заключили в особую тюрьму, где содержали самых опасных преступников. У него нашли много писем от евреев-паломников их семьям в Польшу, и эти письма тоже перевели на французский язык и отправили в Петербург. В сопроводительной записке особо отметили: “В Одессе две тысячи евреев поддерживают письменные сношения с палестинскими евреями, а также с евреями Стамбула. Не следует ли предвидеть, что эти две тысячи евреев составят опасную армию шпионов при обстоятельствах, когда они будут иметь случай продавать свои услуги туркам?”

Тем временем начали допрашивать Соломона Плонского, и задали ему сто пятьдесят пять хитрых вопросов, каждый из которых содержал в себе какую-нибудь ловушку. Однако его ответы обманули ожидания следователей. На вопрос: “С какой целью вы поехали в Иерусалим?” – он ответил: “Чтобы молиться”. На вопрос: “Что видели вы достойного внимания в пути и в Иерусалиме?” – он сказал: “Я был поглощен молитвой к Богу и мало обращал внимания на другие дела”. На вопрос: “Зачем он снова собирается в Иерусалим? – Плонский коротко ответил: “Чтобы там умереть”. На вопрос: “Близко ли время объединения евреев в Иерусалиме?” – он сказал: “Это должно наступить скоро”. На каверзный вопрос: “Какими средствами евреи намерены ускорить наступление этого момента?” – он сказал: “Молитвами”.

При таких результатах следствия невозможно было вынести обвинительный приговор старому еврею, и великий князь Константин доложил императору, что “ничто, кажется, не говорит против него”. Однако Плонского решили не выпускать из тюрьмы, пока на это не последует специальное распоряжение государя. Так и осталось невыясненным, как же распорядился на этот счет император Александр I. Известно только одно: Соломон Плонский, старый еврей из Варшавы, не дождался освобождения и умер не в Иерусалиме, куда он так стремился, а в камере варшавской тюрьмы.

Rambler's Top100